Church

Образы Церкви Христовой

Как тело Христово, церковь едина в своей форме, но разнообразна в своем выражении. Как место обитания Бога, церковь является средоточием Божьего Духа - святым храмом в Господе.
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в linkedin
Поделиться в whatsapp
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email

Церковь — это собрание искупленных. Это место, где находится Божий народ нового завета. Это место, где Божий народ собирается для поклонения, воспитания через ученичество и заботу, а также для провозглашения Евангелия друг другу и окружающему миру.  [1] Это «тело людей, призванных Божьей благодатью через веру во Христа прославлять Его вместе, служа Ему в Его мире.»[2] Поскольку Новый Завет не дает нам формального определения церкви, эти определения получены из множества образов, используемых в Новом Завете для описания церкви.  [3] Некоторые из этих образов используются чаще, чем другие.

Например, церковь — это «соль земли» (Матф. 5:13), «семья Божья» (1 Пет. 4:17) и даже «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3:15). Эти образы служат аналогиями, которые формируют наше понимание церкви. Давайте рассмотрим три наиболее распространенных образа, которые помогут нам лучше понять Церковь Христа.

Божье стадо: Образ взаимоотношений для церкви

Иисус называет Своих последователей стадом в Луки 12:32: «Не бойся, малое стадо, ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство». В Иоанна 10:16 Иисус говорит о стаде, которое будет слушать Его голос. Апостол Павел предупреждает ефесских старейшин: Деян 20:28-29: «Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада;». А Петр увещевает пресвитеров изгнанных церквей «пасти стадо Божие между вами… будучи примером стаду» (1 Пет. 5:2-3).

Этот образ фокусируется на отношениях пастуха и овец между Иисусом и Его народом. Как наш Пастырь, Иисус является нашим кормильцем и защитником (Пс. 23). И Его обеспечение и защита всеобъемлющи. Тимоти Витмер пишет: «Овцы… всегда полностью зависят от своего пастыря. Они никогда не перерастают свою потребность в том, чтобы пастух заботился о них, кормил их, вел их и защищал их… Образ пастуха и овец отражает всеобъемлющий суверенитет пастуха над овцами и потребность овец уступить его заботе»[4]. Чарльз Джефферсон напоминает нам, что «Иисус никогда не называл Себя священником или проповедником… но Ему нравилось думать о Себе как о пастухе»[5].

Отношения пастуха и овец учат нас чему-то о Пастыре, но они также учат нас чему-то о церкви. За овцами нужно тщательно следить. Они — добыча диких животных (1 Цар. 17:34-35). И в отличие от скота, их не гонят, а ведут. Известно, что они следуют за своим пастухом, когда он ведет их и зовет. Поэтому «овцы идут за Ним, потому что знают голос Его» (Иоанна 10:4).

Образ пастуха и овцы также используется для описания наших отношений с лидерами поместной церкви. Пастыри Иисуса должны иметь отношения с паствой как пастух с овцой. Это означает, что пасторы должны тщательно следить за паствой. Они должны обеспечивать и защищать их. Они должны вести впереди, а не подгонять сзади.  Этот образ помогает нам понять, какие отношения у нас с Иисусом и какие отношения мы должны иметь с Его пастырями.

Церковью руководит Пастырь, который защищает и обеспечивает Свое стадо. И Он руководит не властно. Он — терпеливый хранитель и проводник. Подобным образом, те, кто призван быть младшими пастырями или пасторами, должны защищать и обеспечивать паству. Это подразумевает руководство в вопросах, связанных с утверждением здравой доктрины, библейским ученичеством и церковной дисциплиной. Наконец, образ пастуха и овец напоминает нам о том, что мы склонны к блужданию и являемся легкой добычей для диких животных. Это усиливает нашу потребность оставаться рядом с главным пастырем, нашими младшими пастырями и стадом Божьим, чтобы не оказаться в руках «лютых волков».

Тело Христово: Уникальный образ единства и разнообразия

Другой распространенный образ, используемый для церкви, — это человеческое тело. Павел пишет церкви в Риме: Рим 12:4-5: «Ибо, как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены.» Церковь по праву называют телом Христа. Хотя основной акцент в этом образе сделан на единстве, он также иллюстрирует разнообразие. Таким образом, этот образ служит для того, чтобы научить нас единству и разнообразию церкви.

Павел подчеркивает единство тела, когда пишет: 1Кор 12:13: «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом.» Образ тела Христова призывает церковь отбросить этнические и социальные различия. В самом крайнем случае, церковь — это группа людей, у которых нет другой причины собираться вместе, кроме той, что у них есть Христос. Акцент на единстве — это не просто призыв стоять как одно целое. Это призыв к тем, кто в противном случае был бы чужим и врагом, стать единым целым (ср. Еф. 2:14-16). Комментируя пример ранней церкви, а именно то, что представители разных социальных классов и культур были вместе в одной поместной церкви, Аджит Фернандо говорит: «В мире, который раздирают межнациональные распри, это может быть одним из самых мощных современных проявлений славы Евангелия, которое мы можем предложить миру»[6].

Павел подчеркивает разнообразие тела, когда пишет: 1Кор 12:14: «Тело же не из одного члена, но из многих.». Здесь Павел подчеркивает то, что очевидно о теле. Хотя тело у нас одно, оно состоит из разных частей. Павел извлекает из этого образа еще больше смысла и пишет: 1Кор 12:15-16: «Если нога скажет: «я не принадлежу к телу, потому что я не рука», то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: «я не принадлежу к телу, потому что я не глаз», то неужели оно потому не принадлежит к телу?». Фокусируясь здесь на разнообразии тела, именно различные части тела служат образом для различных «частей» церкви. Это ясно, потому что Павел использует различные части тела, чтобы научить нас не считать одного члена церкви более значимым, чем другого. 1Кор 12:21: «Не может глаз сказать руке: «ты мне не надобна»; или также голова ногам: «вы мне не нужны».» Дело в том, что для нормального функционирования нашего тела нужны и глаз, и рука, и голова, и нога.

Как соотносятся члены нашего физического тела и члены церкви? В письмах к церкви в Риме и Коринфе Павел связывает различные части тела с различными дарами, имеющимися у членов церкви (см. Рим. 12:4-8; 1 Кор. 12:27-30). Это говорит о том, что Тело Христово служит для того, чтобы научить Церковь чему-то о ее природе и выражении. По своей природе церковь неделима, но в своем выражении она многообразна.

Место обитания Бога: Место пребывания Божьего Духа

Последний образ — это образ места обитания, или здания, для Бога. Мы находим этот образ в Ефесянам 2:19-22 и 1 Петра 2:4-7. В этом образе мы видим много особенностей. Основание здания — это апостолы и пророки, а Иисус — краеугольный камень. С заложенным основанием и краеугольным камнем церковь «созидается в жилище Богу Духом» (Еф. 2:22). Петр дополняет этот образ, называя верующих «живыми камнями» (1 Пет. 2:4-5). Таким образом, у нас есть подробный образ церкви, который включает в себя ее членов, апостолов и пророков Нового Завета, а также Самого Иисуса.

Каково значение такого образа? Используя образ здания, и Павел, и Петр подчеркивают роль Духа в жизни церкви. Ведь именно в физическом храме обитал Божий Дух. Одна из самых значительных и глубоких истин Нового Завета заключается в том, что церковь стала местом обитания Бога. И это место обитания, конечно же, не физическое здание, а духовное здание — Церковь Иисуса Христа. Церковь — это духовное здание, в котором ее члены «как живые камни созидаются в дом духовный, чтобы быть святым священством, приносящим духовные жертвы, угодные Богу чрез Иисуса Христа» (1 Пет. 2:5). Джон МакАртур пишет, что церковь — это «место, где Бог наиболее ярко проявляет Свою славу на земле, а также ядро и центр духовной жизни и поклонения искупленной общины»[7].

В свете этих трех образов мы получаем прочную и глубокую картину церкви. Как стадо Божье, церковь находится в заботливых и внимательных руках главного пастыря. Как тело Христово, церковь едина в своей форме, но разнообразна в своем выражении. Как место обитания Бога, церковь является средоточием Божьего Духа — святым храмом в Господе. Я надеюсь, что эти образы будут не просто напоминанием о важности поместной церкви, но напомнят нам, что церковь — это то, за что стоит бороться.

[1] Эдмунд Клоуни, Церковь (Downers Grove: InterVarsity Press, 1995), 117.

[2] Марк Девер, The Church: The Gospel Made Visible (Nashville: B&H Publishing Group, 2012), 3.

[3] Список из 96 образов церкви в Новом Завете см. в Paul S. Minear, Images of the Church in the New Testament (Philadelphia: Westminster, 1960).

[4] Тимоти З. Витмер, «Лидер-пастырь: Achieving Effective Shepherding in Your Church (Phillipsburg: P&R Publishing, 2010), 13.

[5] Чарльз Джефферсон, Министр как пастырь: Привилегии и обязанности пасторского лидерства (Форт Вашингтон: CLC Publications, 2006), 11.

[6] Аджит Фернандо.  Acts. The NIV Application Commentary (Grand Rapids: Zondervan, 1998), 471.

[7] Джон МакАртур, План Мастера для Церкви (Чикаго: Moody Publishers, 2008), 326.

Источникhttps://blog.tms.edu/imagesofchristschurch
Переводчик: Сергей Жабинец